«Три золотые медали — тот результат, за который мы сможем поставить себе оценку «удовлетворительно»»

«Три золотые медали — тот результат, за который мы сможем поставить себе оценку "удовлетворительно"»

В минувшую пятницу в Федерации бокса России произошла смена руководителя. На ключевой пост генерального секретаря вместо возглавившего Международную федерацию бокса (AIBA) Умара Кремлева был назначен Кирилл Щекутьев. В интервью корреспонденту “Ъ” Алексею Доспехову он рассказал о подготовке отечественных боксеров к Олимпиаде в Токио, а также о состоянии российского профессионального бокса.

— Вы возглавили Федерацию бокса России в очень ответственный период, за полгода до Олимпиады в Токио, которую снова отменять вроде бы не собираются. В каком состоянии находится сборная страны? Как пандемия повлияла на подготовку к ней?

— В данный момент сборная находится в очень хорошем состоянии. Запущен полноценный тренировочный процесс, состоялся первый сбор в Польше. Там помимо спаррингов была матчевая встреча. Все наши боксеры успели выступить в двух-трех боях. Нам, к счастью, удалось в прошлом году провести чемпионаты России как среди мужчин, так и среди женщин. Так что определен как основной, так и резервный состав команды. Европейская квалификация, прерванная пандемией, скоро возобновится.

— У России нет проблем с путевками на Олимпиаду?

— На европейском отборе наш боксер в категории до 52 кг проиграл. Но будет еще мировой отбор, на нем, уверен, мы возьмем путевку. С женской командой тоже все в порядке. Все, в общем, идет по плану. В ближайшие дни начинаются сборы: для мужчин — на базе в Ставропольском крае, для женщин — в Сочи. У мужской команды потом будет сбор в Кисловодске, куда приедут сильные зарубежные соперники из Казахстана и Узбекистана. Это обеспечит качественные спарринги. К Олимпиаде ради адаптации команды будут готовиться в восточных регионах страны. Женщины — на базе в Улан-Удэ, мужчины во Владивостоке. Мы в постоянном контакте с главными тренерами, тренерский совет контролирует процесс. Уверен, к Олимпиаде сборная подойдет в оптимальной форме.

— Медальный план у федерации есть?

— На всю сборную, на 13 категорий (8 мужских и 5 женских) — 3 золотые медали. Это тот результат, за который мы сможем поставить себе оценку «удовлетворительно».

— На кого из боксеров основная ставка?

— Ну смотрите, у нас три боксера стали в 2019 году в Екатеринбурге чемпионами мира. Это капитан Андрей Замковой (весовая категория до 69 кг.— “Ъ”), Глеб Бакши (до 75 кг.— “Ъ”) и Муслим Гаджимагомедов (до 91 кг.— “Ъ”). Также отмечу выступление легковеса Альберта Батыргазиева. Он будет большой звездой российского бокса. Батыргазиеву всего 22 года, а у него уже серьезные успехи и в олимпийском, и в профессиональном боксе. Он единственный россиянин, который еще до пандемии успел завоевать путевку на Олимпиаду.

— В женском боксе у нас никогда не было олимпийского золота…

— Мы рассчитываем, что все девчонки смогут проявить себя на высшем уровне. Выделять кого-то мне не хотелось бы. Все — наши звездочки, во всех мы верим.

— Про сборную понятно. А как бы вы охарактеризовали то состояние, в котором приняли Федерацию бокса России?

— Тоже как очень хорошее. За четыре года многое сделано. Мы наладили работу как внутри федерации, так и на региональном уровне, привлекли много спонсоров и партнеров. У нас достаточно большой бюджет.

— Достаточно большой — это сколько?

— По итогам двух лет — 3,5 млрд руб. Мы инициировали проведение большого количества мероприятий. День бокса празднуют сейчас по всему миру. Мы стали организаторами Глобального боксерского форума бокса (в прошлом году он не состоялся из-за пандемии, но в этом запланирован), вернули командный Кубок мира, чемпионат России в возрасте от 19 до 22 лет. Наши турниры проходят на высоком уровне. Мы контролируем соблюдение всех технических норм, спортивного принципа. Умар Назарович (Кремлев.— “Ъ”), передавая федерацию, сказал: «Она у нас золотая, задача — сделать ее бриллиантовой». Думаю, мы за четыре года, продолжая вектор, справимся с задачей. Команда у нас в целом осталась прежней, только усиливается.

— Какие-то новые планы у вас есть?

— Мы хотим сконцентрироваться на развитии, скажем так, отдаленных регионов — Сибири, Дальнего Востока. С этим связано проведение ближайших чемпионатов России в Кемерово, Чите, Иркутске. В этих регионах бокс любят, но больших мероприятий там никогда не было. В Чите мы совместно с правительством региона даже строим целую площадку под первенство. Там сейчас самая вместительная арена — на 860 человек. Мы возводим «двухтысячник», которого в Забайкалье никогда не было. Там можно будет проводить соревнования по игровым видам, концерты. Вторая важнейшая задача — это, естественно, развитие детско-юношеского бокса. Мы готовим программу, связанную с открытием залов на территории всей России. Мы хотим, чтобы залов открывалось каждый год все больше и больше. Чем больше мест для занятий боксом — тем больше новых чемпионов. Еще одна задача — развитие женского бокса. Международный олимпийский комитет уже объявил, что на Олимпиаде 2024 года число женских категорий будет увеличено до шести. Мы не останемся в стороне от тенденции. Тем более женский бокс у нас любят. Вы знаете, например, что женский бокс в Бурятии популярнее мужского?

— Складывается ощущение, что вы как-то удивительно безболезненно пережили пандемию, раз так оптимистично говорите о планах. Многие в основном подсчитывают ущерб…

— Мы даже во время пандемии о нем не думали. Помните, что чуть ли не с первого дня локдауна федерация запустила горячую линию для помощи нуждающимся — ветеранам Великой Отечественной войны, спорта. Пока все грустили, сидя дома, мы работали. И очень этим гордимся, потому что считаем, что спортсмены в трудный момент обязаны приходить на помощь. И эту помощь государству мы готовы оказывать всегда. Как только мы объявили о запуске горячей линии, сразу пошли звонки от волонтеров из мира бокса. Залы были моментально переоборудованы под нужды линии — под центры сортировки, комплектации индивидуальных наборов. Мы по итогам работы линии раздали около 30 млн масок. Так что боксеры никогда не жаловались на обстоятельства.

— Вы как-то сказали, что, возможно, пригласите работать в Федерацию бокса России Роя Джонса. Это не для пиара фраза?

— Нет. Мы с Роем Джонсом давно дружим. Еще в 2015 году Умар Назарович помогал устроить встречу Роя Джонса с Владимиром Путиным, на которой он попросил о предоставлении российского гражданства. Мы помогали в организации его боев. Так вот у Роя есть программа поиска будущих чемпионов мира, талантливых ребят. С ней он как-то проехал по некоторым регионам, например сибирским, чтобы отобрать ребят для занятий в своем московском зале. Мы тогда заметили, что Рой Джонс — уникальный человек. Любит Россию, всегда много времени проводил здесь, даже во время пандемии. Приглашение его в федерацию как человека неравнодушного к нашей стране, на мой взгляд, абсолютно оправданно. В конце концов, и просто пообщаться с живой легендой — уже праздник для детей. То есть благодаря Джонсу мы сможем заниматься популяризацией бокса и дарить юным боксерам мечту. Я был с ним в нескольких залах, сам видел, какими глазами смотрят на него дети, как заражаются энергией. Мы хотим поездить с Джонсом по регионам, провести мастер-классы и запустить его программу уже на федеральном уровне. Те, дети, кто будет отобран, пройдут подготовку под его руководством.

— Так вы разговаривали с Роем Джонсом на эту тему или нет?

— Да. Он в ближайшее время должен приехать в Россию, и мы наметим план действий.

— Насколько плотно федерация сейчас занимается профессиональным боксом?

— Федерация бокса России с 2017 года является контролирующим органом в сфере как олимпийского, так и профессионального бокса. Мы продолжаем регламентировать профессиональный бокс, оказывать содействие промоутерам в проведении мероприятий, устраиваем бои наших чемпионов, выступающих в основном за границей, на территории России. Вот 20 марта у нас наконец будет драться Артур Бетербиев, самый титулованный сейчас наш боксер (чемпион мира Всемирного боксерского совета и Международной боксерской федерации в полутяжелом (до 79,4 кг) весе.— “Ъ”). Мы рады, что другим значимым боем в программе этого вечера будет поединок полусредневеса Александра Беспутина, который тоже никогда не выступал в России. Он вернется в ринг после довольно долгой паузы.

— После допинговой дисквалификации, вы хотели сказать?

— Официально никакой дисквалификации (после состоявшегося в январе прошлого года боя Беспутина с Раджабом Бутаевым.— “Ъ”) не было. Антидопинговая организация VADA, которая брала анализ, решения о ней не выносила. А Всемирная боксерская ассоциация по документам лишь аннулировала результат боя Беспутина, но опять же никакого решения о дисквалификации не выносила. Так что давайте будем четко следовать юридическим понятиям. В общем, мы всегда поддерживаем наших профессионалов и взаимодействуем с регионами, желающими их бои проводить. А применение допинга всегда и резко осуждаем.

— Артур Бетербиев — это прекрасно. Но если сравнивать с серединой прошлого десятилетия, значимых боев в России, по моим ощущениям, стало меньше. Разве нет?

— Смотрите. 2020 год не берем — пандемия, запланированные мероприятия пришлось отменить. А до этого был, например, 2018 год с прекрасным боем между Александром Усиком и Муратом Гассиевым (в финале World Boxing Super Series за титул абсолютного чемпиона мира в первом тяжелом (до 90,7 кг) весе.— “Ъ”). Он побил многие рекорды — по продажам билетов, по числу зрителей: в «Олимпийском» тогда собралось 29 тыс. человек. Бой Владимира Кличко с Александром Поветкиным в 2013 году собрал значительно меньше… И еще учтите. Наша команда пришла как бы на стыке эпох. Уже уходило или сдавало позиции предыдущее поколение выдающихся российских боксеров — Денис Лебедев, Эдуард Трояновский, Александр Поветкин. Мы как раз сейчас работаем над тем, чтобы появлялись новые боксеры такого же статуса.

— Перспективы есть? У основной массы российских болельщиков в последнее время интерес, строго говоря, к одним и тем же пяти-шести фамилиям.

— В 2019 и 2020 году появилось много ярких ребят. Я уверен, что некоторые в ближайшее время засияют. Кого именно я имею в виду? Того же Сашу Беспутина: уверен, что он завоюет титул чемпиона мира уже в этом году. Из более молодых выделю Харитона Агрбу, который является официальным претендентом на титул чемпиона мира (в категории до 66,7 кг.— “Ъ”), хотя лишь в прошлом году перешел из олимпийского бокса в профессиональный. Еще Павла Силягина (до 76,2 кг.— “Ъ”), вошедшего в топ мирового рейтинга. Есть яркие ребята на Урале — такие как Марк Урванов, обязательный претендент на чемпионский титул (в категории до 59 кг.— “Ъ”). Это пока звездочки. Наша задача — совместно с промоутерами и телевидением превратить их в звезд, поэтому мы сейчас ведем активные переговоры с «Матч ТВ» на тему максимально полного освещения выступлений таких боксеров. Телевидение должно помогать, без него невозможно добиться узнаваемости боксеров. Так что мы рады, что в 2020 году РЕН ТВ включился в показ бокса, создал конкуренцию.

— Про Мурата Гассиева я хотел спросить отдельно — все-таки самый, видимо, яркий взлет в российском боксе в последние годы. Вам не тревожно за его карьеру, кажется, серьезно застопорившуюся после перехода в супертяжелый вес?

— Понимаете, надо учитывать обстоятельства. Была травма, была операция, был период восстановления. После него травма снова дала о себе знать. Потом были срывы боев. Сейчас Мурат Гассиев наконец-то провел бой (с Нури Сефери в октябре прошлого года.— “Ъ”). Конечно, хотелось бы, чтобы это был бой с более сильным соперником, но само по себе возвращение в ринг — уже здорово. Теперь будем договариваться о следующем поединке. Думаю, он тоже состоится в России. Гассиев на самом деле совсем молодой, ему лишь 27 лет. Для супертяжелого веса это начало. Александр Поветкин в возрасте за 40 все еще среди лучших. Гассиев обязательно станет чемпионом мира и останется тем человеком, который всегда собирает полную арену.

— Если сейчас остановить на улице случайного человека и спросить его, кто самый известный российский боец, ответ, скорее всего, будет следующим — Хабиб Нурмагомедов. Вас не беспокоит растущая популярность смешанных единоборств?

— В России постоянно меняется мода на единоборства. То карате было в тренде, то MMA, то недавно набрали обороты кулачные бои, которые вообще, по-моему, надо запретить… А бокс — это особенный вид. Скоро, кстати, очень круглая дата — 21 июля 1921 года был проведен первый официально санкционированный бой за титул чемпиона мира. И столетие организации, под эгидой которой он состоялся — Всемирной боксерской ассоциации,— мы будем отмечать в Москве. Так вот, бокс на протяжении всей своей долгой истории держался на одном, высочайшем уровне популярности. А еще этот вид спорта учит настоящему соперничеству, соперничеству исключительно внутри ринга. А что такое смешанные единоборства, UFC? Это в том числе неконтролируемое поведение людей как во время боя, так и вне его. Мы не переживаем по поводу смешанных единоборств. Бокс — это на все времена, вид, на который родители не побоятся привести детей, заниматься которым не побоятся их отдать. Бокс по многим показателям в России входит в топ-тройку. Нам не страшна конкуренция.

— Вы относительно новое лицо в отечественном спортивном истеблишменте. До пятничных выборов чем занимались?

— Был заместителем генерального секретаря Федерации бокса России, отвечал именно за профессиональный бокс. А с Умаром Назаровичем мы давно дружим и работаем. И когда-то все планы, касающиеся развития олимпийского и профессионального бокса, составляли вместе.

— Вы, естественно, участвовали в предвыборной кампании Умара Кремлева в AIBA?

— Я был руководителем его штаба.

— Вы верите в скорое восстановление статуса международной федерации, лишенной в 2019 году признания Международного олимпийского комитета?

— Я знаю основное отличие Умара Назаровича о тех, кто руководил AIBA до него. Они приходили в федерацию, чтобы зарабатывать для себя. Он пришел в бокс, чтобы зарабатывать для бокса, работать на бокс. С ним олимпийский бокс быстро изменится в лучшую сторону и в кратчайшие сроки вернется в олимпийскую семью.

— МОК между тем на прошлой неделе критически оценил ход реформ в AIBA…

— Как можно оценивать реформы спустя месяц после выборов? Пройдет хотя бы полгода — тогда и посмотрим, что скажет МОК.

— Самое громкое пока ваше высказывание — то, что было сделано во время встречи с губернатором Самарской области Дмитрием Азаровым. Это когда вы заявили, что боксерская общественность готова «объяснить провокаторам», как им нужно себя вести. Что вы имели в виду?

— Федерация бокса России занимается не только развитием бокса, но и патриотическим воспитанием детей, которые приходят к нам в залы. Мы рассказываем об истории нашей страны, о том, что такое любить родину, что такое традиционные семейные ценности. То, что сейчас происходит на улицах,— нарушение закона — главного принципа правового государства. И мы, боксеры, понимаем, что нашу молодежь хотят склонить к их нарушению провокаторы, руководствующиеся не идейными ценностями, а вполне материальными, и готовы им объяснить, что этого делать нельзя. По-боксерски.

— Что значит — по-боксерски?

— Ну, например, прийти к нам в зал, надеть перчатки — и выплеснуть там свой негатив, который они выплескивают на сотрудников правоохранительных органов, перевести его в спортивную тональность. И еще. Вот они выходят на незаконные митинги. А мы готовы выйти на законный, показать, что поддерживаем Владимира Владимировича Путина. Боксеры — это уникальная общность людей. Мы никогда не остаемся в стороне. Боксеры всегда были защитниками родины.

— Патриотическое воспитание — неотъемлемая часть функционала федерации? Просто спорта мало?

— Да, неотъемлемая. Это наш долг патриотов. Мы всегда будем отстаивать наши ценности и не дадим каким-то непонятным людям их растоптать.

По материалам: kommersant.ru

admin
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: